Поиск по тегам

Например: жизнь, женщины

Все записи, содержащие тег однажды

№ 7 Дочь комбайнера. конкурс "Однажды..."

          Однажды мне долго не спалось. И звёзды уже светили догорающими углями в костре, и луна заскочила в небесный  паб  промокнуть пересохшее горло. А сон всё не шел. Воспоминания разбередили спокойную душу. Я перенесся в далекое прошлое, где было мне всего девятнадцать. И лето стояло, как еще

          Однажды мне долго не спалось. И звёзды уже светили догорающими углями в костре, и луна заскочила в небесный  паб  промокнуть пересохшее горло. А сон всё не шел. Воспоминания разбередили спокойную душу. Я перенесся в далекое прошлое, где было мне всего девятнадцать. И лето стояло, как двухгодовалый малыш на крепеньких ножках. И липы  отшелестели, отцвели, и  самое начало царствования Нептуна было.

          Я находился в деревне у тётушки. На время небольших  каникул до очередной студенческой практики. Поехал туда, как молодой Онегин, правда, не на почтовых, на поезде да с пересадкой на автобус. И всё же.  С ощущениями пушкинского махрового педанта. Из большого города в деревню.

          До моего приезда мы как-то и не знались с тетушкой.  Она была сестрой моей бабушки. К старости ослабела и отписалась нам, мол, мои родные, «дозорьте», одинока я, так и помру, не повидав вас перед смертью. Хорошее письмо написала, на такое нужно было действовать.

         На автостанции меня встретила прекрасная пожилая женщина, лицом очень похожая на бабушку. Украдкой веселилась всю дорогу, пока мы добирались до её домишки. Разместила меня, как гостя,  в отдельном строении возле её хатки. Что-то вроде летней кухни. Я с удовольствием взялся изучать предметы и вещи, иконы, картинки, какую-то утварь, расставленные и разложенные по комнатке. Мне нравился старинный колорит обстановки и исходящий от всего запах.  Когда-то все они предназначалось для чего-то нужного.

          Сад у тетушки  находился в полузаброшенном состоянии. «Силы не те, не управляюсь», -  оправдывалась она, а мне и пальцем не давала пошевелить, чтоб помочь. Но я настаивал. Не просто же приехал прохлаждаться в её угодьях.  Нарубил кучу дров, покрасил, подправил забор и воды принес. С полколодца. Дом-то был не централизованный. С непривычки от сельского труда у меня болело всё тело. Хотя и был я натренированным спортивным человеком. С раннего возраста занимался акробатикой и плаванием.

        С  моей новой родственницей мы сразу поладили. Она углядела во мне большое сходство с собственным отцом, от того всё время посматривала на меня, нацепив на нос очки. Я  ей нравился. Мне она тоже. Вторая бабушка, только еще мягче и веселее. Думал о её судьбе. Как она, такая жизнерадостная по натуре,  так и не вышла замуж после смерти молодого  мужа,  разбившегося на колхозной полуторке.  Многие сватались, но она отказывала. Очень миловидная была женщина, судя по фотографиям. И характер золотой.

         За день перед моим отъездом мы запланировали прокопать водосток от дома тетушки. Утром я выполнил работу, был сыто  накормлен оладушками, плавающими в густой сладкой сметане, и почти выгнан тетей на местный пруд. Предложение звучало в приказном тоне: иди, мол, искупайся. И выдано большое махровое полотенце. Я надел прекрасную белую майку, отличные монтановские джинсы, шлепанцы. Всё модное и лучшее для того времени. Моя городская стать сильно отличалась от местной.

       С перекинутым через плечо полотенцем я шагал по центральной улице. Впереди маячили три фигурки, шедшие в ту же сторону, что и я, но только на метров сто дальше. Два пацана и девчушка между ними. На эту я сразу обратил внимание. Была она редкостной тощей породы, две тоненькие ножки торчали из непомерно просторного платья  светлого ситчика в горошек. Походка была твердой, но легкой. Хрупкие ножки словно танцевали вальс. Я тщетно пытался угадать очертания всей фигурки, потому что в то время это меня интересовало больше всего.

       О волосах девушки надо сказать отдельно. Аккуратное скрепленные в один речной поток русые волны и завитушки, бегущий почти до бедер. Поразила меня её удивительная осанка, скорее всего, появившаяся именно из-за этих тяжелых кос, каждую секунду заставляющих её прогибаться в правильном для позвоночника направлении.

        Я ускорил шаг, чтоб поравняться с троицей. Потому как даже не заинтересовался, а был заинтригован. Что же за лицо у этой девушки?

        Подойдя совсем близко и даже чуть обогнав их, я оглянулся, замечая только её. Лицо как лицо. Ничего особенного,  выдающегося. Глаза не голубые, какие-то синие, нос не с горбинкой, ровный и прямой, как по линеечке, щеки не румяные, а даже бледные.     Высокий лоб, смуглая кожа, прилегающая к лицевой основе так, будто бы её и нет вовсе. Тонкая. Но всё же гармоничность черт нельзя было не отметить, и пропорции почти идеальные. Глаза даже большеватые для такого миниатюрного лица. И что-то еще во взгляде. Такое упорное. И насмешливое. Чтобы не выглядеть полным  идиотом, разглядывающим незнакомых людей,  я заговорил:

 

свернуть

№ 9 Весёлый дедок. конкурс "Однажды..."

Где-то в конце армейской службы угораздило меня ещё раз попасть в госпиталь. Всё чин по чину: гипсовый корсет, повязка на моём ломаном-переломанном носу. От катэтора и судна я гордо отказался и совершал утренний и вечерний получасовой променад в дальний конец коридора по нужде.

   Палата была человек на 15 еще

Где-то в конце армейской службы угораздило меня ещё раз попасть в госпиталь. Всё чин по чину: гипсовый корсет, повязка на моём ломаном-переломанном носу. От катэтора и судна я гордо отказался и совершал утренний и вечерний получасовой променад в дальний конец коридора по нужде.

   Палата была человек на 15 – 20. Лежало там «каждой твари по паре»: курсанты-летуны, офицеры-командиры и солдаты-срочники из близлежащих частей.

   Как-то вечером после похода в коридор я обнаружил рядом с моей койкой нового постояльца. Дедок лежал – руки поверх одеяла, вытянуты вдоль тела, и печально смотрел в потолок. Он был маленький, сухонький, почти весь лысый с крестьянской бородёнкой. Прототип деда-Щукаря! Его украшением служила огромная шишка чуть повыше лба. Она была размером с теннисный мяч, формой, напоминающей помидор, какого-то сизо-фиолетового цвета, вся круглая и держалась неизвестно на чём – как приклеенная!

   Ну о чём могут разговаривать два десятка молодых мужиков? Конечно о том, чего они лишены и чего им больше всего хочется! Правильно: о бабах и о водке! Дед молча лежал в уголке, глядел в потолок и изредка горестно вздыхал. Ближе к ночи, когда трёп поутих, дедок подал голос:

 - Ты, я гляжу, грибник? – спросил он, обращаясь ко мне – Да не таращись ты так – я же вижу: глаз у тебя цепкий. Я тоже любил за грибами ходить. Только теперь уж не судьба! И рассказал свою историю:

  - Я вышел в отставку, купили мы с бабкой домик в деревне. Сельпо недалёко, дорога есть, а лес – сразу за огородом! Я, когда в сельпо хожу – втихаря куплю бутылочку красненького, в поленницу спрячу и чуркой заткну – не знавши – не найдёшь! Утром мне старуха узелок в лес соберёт и отправит с корзиной. Я в лес иду через огород – мимо поленницы. Прихожу к обеду с грибами – ей и невдомёк, что мне грибов набрать – полчаса и надо-то! И вот как-то раз ушёл я в лес, на пеньке узелок развязал, бутылочку поставил, а тут на грех девчушка какая-то! Дай, говорит, выпить! А мне и самому мало! А она возьми и пообещай мне «етово». Деваха молодая – лет 18-20, да и мы с бабкой не помню уж когда и баловенькались… Дед замолчал. Мы, понятно,  просим продолжение: «А дальше что?» - А ничего! первые три дня… А потом!!! Короче, деваться некуда – пришлось к врачу идти – уколы делать. А кругом ведь деревня – сразу разнесли! А позору-то сколько! Бабка со мной полгода не разговаривала. Теперь не то, что за грибами – в сельпо ни ногой!

  Мы втихомолку похохатывали, уткнувшись в подушки. В боевой характер деда не особо верилось…до утра.

   Наутро к нам в палату вошла медсестра Машенька: длинная толстая коса, огромные голубые глаза – настоящая русская красавица! На подносе она принесла батарею микстур, таблеток и шприцев. Увидев новенького, она спросила: «Дедушка, а Вас-то сюда с чем направили?»

 Дед жестом патриарха-раскольника, глядя в потолок, двумя перстами  коснулся лба и, скорбным голосом умирающего  вывез: « А мне, милая внученька, надобно эту шишку отсюда пересадить сюда!» - и его указующие персты уткнулись… между ног!!!

  Разрывом гранаты грянул грохот двадцати глоток! Медсестра, вся красная, согнулась пополам. Гремя, на пол полетел поднос, жалобно звеня, мензурки покатились по полу в луже коктейля из лекарств среди плавающих в нём таблеток! Зажимая лицо руками, Машенька пулей вылетела за дверь.

  Через две минуты в палату зашёл майор – начальник хирургии: «Где этот старый диверсант?!!» - заорал он, оглядев картину разгрома. Дед, как ни в чём не бывало, лежал в прежней позе, глядя в потолок.

свернуть

№1 Фентези. конкурс "Однажды..."

.    Фёдор всё понимал. К своим 48 годам он всё понимал про бизнес, про менеджмент, про законы эволюции, психологии,  в том числе гендерной.

.     Он знал толк в хорошем коньяке и не злоупотреблял сигаретами.

.     Слава богу, не подсел на дурь, когда в юности баловался легкими аналогами.

еще

.    Фёдор всё понимал. К своим 48 годам он всё понимал про бизнес, про менеджмент, про законы эволюции, психологии,  в том числе гендерной.

.     Он знал толк в хорошем коньяке и не злоупотреблял сигаретами.

.     Слава богу, не подсел на дурь, когда в юности баловался легкими аналогами.

.     В вообще считал себя человеком, не склонным к зависимостям разного рода. 

.     Словом, ОДНАЖДЫ он решил  позволить себе Женщину Искусственную.  

По деньгам -  часы её аренды были выгоднее, чем работа "приличных" жриц любви.

А по сравнению с мамбой - так вообще баловство было милым, беспроигрышным, времясберегающим и безопасным во всех отношениях. 

.     Каталог предлагал  любой возраст, начиная с совершеннолетнего, согласно этикеткам. 

.     Но на вид моделям было меньше. Фактически от нимфеток до последней спелости.  

.     Можно выбрать из предложенного, а можно сделать индивидуальный заказ. 

.     Например, метиску любого расового сочетания - хоть смесь негры с китаёзой. 

.     Выбрать тембр голоса.  Со словарным запасом  от уровня Кембриджа  до... мычания ягнёнка. С покладистым или дерзким нравом  и т.д...  

.     По желанию клиента задавались внешние параметры.  Вес, конечно, предполагался технологически минимальным.

.     Искусственная женщина способна ходить, если хозяин ведет за руку (не нужно носить на руках и сама не шляется),  и способна к мягким координированным движениям в положении сидя или горизонтальном. 

.     Лицо можно создать также по вкусу. Единственное требование - оно не должно быть точной копией какой-либо личности. Но некая схожесть не запрещается.  

.     Самыми популярными у заказчиков были губы Анджелины Джоли и глаза Одри Хепберн.

***

.     Выбор заказа уже доставлял Феде огромное удовольствие. 

.     Он назвал её Марта.  

.     Он хотел видеть воплощение нежности и раскрепощенности. 

.     И ещё ему нравилась неподдельная скромность. Ок, пусть  стеснительность  и провокационная откровенность будут в программе спонтанно сочетаться....  

.     Задав характерологический профиль, и кругозор -  средней школы (заумь у девушки, это как серпом по... по ноге), Федя  приступил к выбору параметров тела.

.     Рост Венеры Милосской метр шестьдесят восемь?. Угу, годится.

.     Грудь должна быть естественной -  без намека на силикон,  не крупной. Но... как же он всегда мечтал, чтобы конусы были направлены немного вверх и  в стороны!  Так, как Шолохов описывал грудь Лушки в "Поднятой целине" :"Соски торчали в разные стороны, как у козы". Со школьных лет врезалось в память.

.    Попа равномерно круглой,  в форме перевернутой масти "чирва".

.     В детстве после прочтения Ефремова "Таис Афинская" он стал особенно внимательно присматриваться к этой части тела. Ну да ладно... тут можно надолго зависнуть. Федя с трудом оторвался  от каталога этого фрагмента.

.     Обязательно четко выраженная талия и крутые бедра. Федя обожал танец живота. под этническую флейту. Но восточные красавицы явно злоупотребляли сладостями.

.     Вот этого не надо! На талии и животе Марты -  ничего лишнего! 

.     Наверно подобная талия вдохновляла Паганини, когда  в ответ на требование любовницы - "Или я, или скрипка!" , он ответил: "Мне сложно сделать выбор - та же глубина звука, то же совершенство формы".

.     Плечи прямые, в сочетании с длинной шеей  (такими наделял Ремарк своих героинь). Руки тонкие и колени тонкие,  щиколотки...  ммм... он вспомнил сравнение: "как у арабского скакуна".  Икры не должны быть тяжело натоптанными или натружено балетными.  Антропология считает гармоничным, когда окружность икры равна окружности шеи. 

.     Федя откинулся в кресле,  забросив руки за голову -  всё ли учел?.....

***

.     С чертами лица  долгих раздумий не возникло, воспоминания о недавней встрече дали подсказку.

.    Фоторобот помог воссоздать лицо женщины случайного знакомого. 

.    Федя с той парой пересекался на островном отдыхе.  Ах, вот откуда имя Марта! 

.    Странно, почему она всплыла в памяти сейчас.  Далека от созданной модели, ох, как далека.  Но вот же, запомнил.

.     Да, но та Марта была к нему абсолютно равнодушна - и поглощена своим партнёром.  Казалось более, чем партнёр ею.  

.     Гардеробом "своей" Марты Федя не заморачивался -  лишние расходы ни к чему.  Бюджетно, на выбор исполнителя.

.     И конечно, выгоднее было не выкупать заказ, а оформить аренду, вначале на неделю, а там будет видно. 

***

.     Итак, в срок он получил сообщение о доставке.  Почтовая коробка,  ему по пояс,  стояла в квартире вечером.  Робот-курьер безучастно оставил его наедине с коробкой и эмоциями. Сердце билось! 

.     Стандартная процедура распаковки... Под розовой пленкой - сидящая светловолосая  девушка в юбочке из гавайских цветов и тонкой футболке. Казалось, она безмятежно спит. В руке  файл - инструкция. Крупным шрифтом требование: "Ознакомиться перед включением!"

..... Первая ночь превзошла его фатазии. Из какого-то смутного прошлого он вспоминал слова: "И звенели, спадая запястья, громче, чем в моей нищей мечте!"(с)

.     Такая милая тактичность!  Ни лишнего слова!  А те, немногие, которые произносила  -   удивляли чуткостью.

.     Между ними  так просто и сразу случилось редкое понимание.

.     Марта влюбилась в него с первого взгляда! Она не требовала больше, чем он мог и хотел. При этом подносила себя как чашу с яствами в ноги божеству... на острове Пасхи.  

.     Ну совсем неважно, что датчики робота считывали Федины физиологические параметры, чтобы накал и спад страстей случался в унисон.  А пластика куклы вторила его движениям. 

А ролевые игры были не намного сложнее для программного обеспечения, чем шахматная партия...

.      Под утро он решил проверить границы возможного. Доводил ласками Марту до "исступления" (ну а чё?)  - а потом вдруг объявлял кодовое слово "финиш" - и она послушно замирала, не забыв поцеловать его пальцы. 

.     Он экспериментировал дальше. Он начинал игру, но, не произнося кодового слова,  просто отстранялся.  О, что тогда с ней творилось!   Она, казалось, наслаждалась своими унижениями... .      Всё, как и было оформлено в пункте о его предпочтениях - "доминирование с лайт садо-мазо". 

.      Он ни разу не вспомнил об оплаченной приличной стоимости заказа.  Не так, как обычно,  соразмеряя потраченное с полученным - всегда не в пользу последнего...

.    И всё-таки наступил момент,  когда ему захотелось нажать кнопку "Стоп". 

.    Кукла с благодарной улыбкой погрузилась в сон.

.    Потом последовали выходные, потом четыре рабочих дня.

.    Марту больше не включал. 

.    Ему хотелось побыть одному. Нет,  не совсем одному - со своим прошлым.

***

.    Возвращение в прошлое Феде не помогло. 

.    Настоящее казалось отвратительным и безнадежным.

.    Фёдор чувствовал подавленность. И не мог разобраться в этом состоянии.

.    Им манипулировали те, кто создавал секс- игрушки с искусственным интеллектом? Зачем?  Он влюбился в робота? Бред! 

.    Но были ли когда-нибудь у него ощущения глубже, острее?

.    Как жить дальше, если вот она, кукла, робот,  Марта  -  реализованная мечта. 

.    Ему не о чем больше мечтать! Нечего больше хотеть?

.    А что он чувствовал утром - будто его вены вскрыли и кровь спустили в ванну... 

.    Как же  плохо и пусто было  после небывалой эйфории. Его реально тошнило. 

.    Что делать с куклой? Расстаться он не в силах. Оставить - загнать себя в тупик. Подспудно Федор понимал, что там "финиш".

.    Фёдор решил связаться с создателем программы. У него не было сформулированных вопросов.  Но чувствовал, что ему это жизненно необходимо.  Для этого он снова включил Марту.

-  Марта, милая моя девочка, мне очень нужно связаться с твоим создателем. Ты меня понимаешь?

- Да, мой хороший. Но я не знаю как помочь тебе, увы.  В моем аттестате запись, что я  выросла  в приюте.  Очень хорошем приюте.

- Но в любом случае кто-то тебя создал.  Извини, я не хотел делать тебе больно.

- Мне не больно. Я не помню прошлого. Сожалею, что не смогу поделиться воспоминаниями. Но я надеюсь, что у нас с тобой будет общее будущее.

-  Отдыхай, моя умничка. 

.     Фёдор нажал на кнопку "стоп". И принялся за поиск файла с нехитрой инструкцией.  Контактный номер для жалоб и предложений нашелся быстро.  

.    Он говорил отрывисто:

- Нет,  жалоб нет.  Я меняю  аренду на  приобретение робота. Но с условием личного контакта с создателем программы.

.    Мир тесен.  

.    Федора в офисном кабинете встретил тот случайный знакомый с отдыха на островах. 

.     Федор не сразу вспомнил его имя. Хозяин кабинета уловил замешательство на лице гостя и поспешил напомнить своё имя - Марк.

"Как неловко с лицом Марты получилось" - пронеслось в голове у Феди.

- Что  вам предложить ? - подходя к бару с хорошей улыбкой спросил Марк..

- Пожалуй, воду без газа.

- С каким вопросом вы к нам?

- Я восхищен коммерческим успехом  вашего проекта - начал Федя подбирать слова. -  Но  я столкнулся с проблемами психологического порядка.  Это уже не просто забава. Я не знаю, как с этим жить!

.     Марк не потребовал уточнений:

 - Я вам могу предложить встречу с моей Мартой. Она тоже влюблена в робота. Возможно, она вам расскажет, как она "живет с этим".  Ваши проблемы ей будут понятны. Хотите?

.    Федя замер. 

- Вы?... Робот?

- Да. - В голосе Марка звучала уверенность.  -  Робот, только селф-мейд.  Это уже иной уровень. А что касается искусственных женщин...  Может Вы помните такую программу "Алиса"? Считайте, она прапрапра бабушку наших милых созданий.  Плюс то, что вам всегда было нужно и важно - внешность, внешность и внешность (с)  

Спрос диктует предложение. 

***

От автора - 

Ино_Роботу спасибо за подсказку:

"Главное для женщины - внешность, внешность и внешность" (с) Ино_Робот Фэнтази

свернуть

№ 8 Труп в халате. конкурс "Однажды..."

             История эта произошла где-то в самом конце 50-х годов прошлого века.

             Один студент-вечерник, работающий в горячем цеху самого нужного завода страны, назовем его Игорь, был женат на начинающем враче-терапевте Татьяне, и оба эти человека еще

             История эта произошла где-то в самом конце 50-х годов прошлого века.

             Один студент-вечерник, работающий в горячем цеху самого нужного завода страны, назовем его Игорь, был женат на начинающем враче-терапевте Татьяне, и оба эти человека приходятся мне родней, а именно дедушкой и бабушкой. И выходит, что история эта биографическая.

Жили они в комнате, выделенной заводом. Достатка в доме не было, но на хлеб хватало. Все тогда так жили, бедно, с селедки и вареников на пустые щи перебивались.

             Однажды пропал муж. Уже глубоко за полночь, Татьяна у окна нетерпеливо ожидает Игоря. Муж должен был вернуться ещё три часа назад. Она нервничает, поминутно ходит в коридор слушать, не шумит ли кто на лестнице, не стучит ли кто в дверь. От двери Татьяна следует к обратно к окну, в которое видна въездная арка дома и подъезд. Постояв с минуту, она спохватывается, что долго шла по коридору и могла пропустить Игоря, опять идет к двери. Чем дольше она ходит, тем напряженнее становится её состояние, нервы натянуты, как струны, готовые вот-вот разорваться.

             Что могло случиться? После смены Игорь идет на вечерние занятия в институт, потом по проспекту пешком возвращается домой. Да, по проспекту идти дольше, чем через пустырь мимо комбината, но безопаснее. На пустыре, говорят, шныряют не хорошие личности, бандиты, воры, бывшие сидельцы. Игорь прекрасно знает об этом и точно не пошел бы коротким путем. Хотя, он мужчина крепкий, сильный и не вспыльчивый, но береженого Бог бережет.

              «А если решил срезать путь?!» - холодея от ужаса думала Татьяна. - «Там ни фонарей, ни людей, ни милиции! Нет, не мог! Тогда где же он!?»

             В этот момент послышался тихий стук в дверь

             - Кто там? - испуганно спрашивает Татьяна.

             -Я это.-сдавлено отвечает Игорь.-Открой скорее.

             Она распахивает дверь и видит мужа, с залитым кровью лицом. Кровь с головы стекает на шею и грудь. Руки, в кровавых потеках, задраны вверх, как если бы человек нес на спине мешок, держа его за углы. Игорь делает шаг в плохо освещенную прихожую, и Татьяна с ужасом обнаруживает на его спине убитого человека. Труп выглядит странно и страшно. Одетый в белый халат, наподобие тех, что носят доктора или лаборанты, насквозь весь пропитанный кровью. Головы нет. Руки обрубками выглядывают из рукавов халата, ноги же лишены той части, которая начинается от середины икр до пальцев ног.

             -Зачем ты его сюда приволок, он же уже всё...- выдыхает Татьяна.

             Игорь, покачиваясь и хрипя, старается сделать ещё хоть пару шагов, но спотыкается и вместе с трупом ничком падает у ног жены. Труп сползает со спины мужчины, переворачивается животом вверх и в распахнувшихся полах халата обнаруживает вспоротую брюшину. Татьяна падает в обморок, её не спасает весь запас медицинских знаний и врачебный опыт.

             ***

             -И понимаешь, Таня, - приведя жену в чувства, рассказывал Игорь, раскуривая папиросу.

             Иду, значит, я. По проспекту, конечно же по проспекту!-ловя строгий взгляд жены.- Но, понимаешь, прихватило меня. В столовке винегрета переел в обед. Я туда, я сюда. Ну, некуда мне приткнутся, не где спрятаться. А я уже подхожу к развилке, той, которая возле комбината, на пустырь. Ага. Ну, думаю, позор хуже смерти. А перед пустырем аллейка из бирючины. Кусты старые, густые, темные. И я в эти кусты значит и того.

             Сижу и вижу, что через забор комбината перекидывают человека. А он так безвольно шмяк! на землю и не двигается. Я испугался и хотел было из кустов-то тикать, но только приподнялся, гляжу, а к тому месту два силуэта мелкой рысцой бегут. Схватили и тянут в сторону пустыря этого третьего, за руки и ноги. А он, слышь ты, уже и не шевелиться, звуков не издает, совсем не сопротивляется. Я сижу, ни жив ни мертв. Все прабабкины молитвы вспомнил и в голове их прочитал, чтоб меня не тронули. Но тут, как на грех, мой организм решил избавиться от ветру-то. И вышло уж очень громко и так резко, что те двое аж подпрыгнули, бросили третьего и тикать что есть мочи.

             Остались мы с трупом вдвоем на пустыре. А я глазами-то попривык к темноте, да и луна всходить начала. Закончил я свои личные дела и решил посмотреть, что же там с этим бедолагой. Может я помог бы ему чем. Или хоть бы милицию позвать к нему что ли.

             Подхожу я, Таня, значит к трупу. А то, что он уже мертвый и так было видно, обездвижен совсем. Подошел. Ничего понять не могу. Белеет халат в бурьяне, а где верх, где низ, не разглядеть. Я наклонился, а мне в лицо так запах крови и пахнул. Думаю, точно мертвец. И уже было хотел за милицией идти. Но знаешь, Таня, разобрало меня любопытство. Интересно мне стало, как же его угробили. Как жизни лишили. Нащупал я в кармане коробок, чиркнул спичкой и обомлел. Передо мной лежала свиная туша, завернутая в белый халат. Зачем же тут милиция?! Она тут и не нужна вовсе! А это работяги комбината, мясоперерабатывающего, украли, а я им унести помешал!

             *****

             Дедушка рассказывал эту историю с большим удовольствием. И о том, как нес тушу почти три часа по городу, прячась от прохожих в темных закоулках и за деревьями, да пережидал милицию за памятником Ленина. И о том, как стоял в подворотне, пока в окнах их дома не погаснут огни. И как он радовался единственному окну, в котором мелькал родной силуэт. И бабушка любила эту историю, она добавляла, что из той свиньи они чего только не приготовили: варили, запекали, жарили, тушили, солили, морозили. И достаток или прибыль в доме обычно описывался, как «больше, чем одна туша»!

             Давно это было. Во времена голодные, бедные, но счастливые, потому что смотрели те времена в будущее с большой надеждой.

свернуть

ИТОГИ конкурса "Однажды..."

До объявления резуультатов хочу выразить большую благодарность ВСЕМ участникам и читателям конкурса!

Я очень признательна Вам за поддержку, за вдохновение, за доверие, за откровенность и за то радостное время, что мы провели вместе на конкурсе!

Смею выразить надежду, что Вы согласитесь участвовать и в следующих конкурсах!

Спасибо всем за участие еще

До объявления резуультатов хочу выразить большую благодарность ВСЕМ участникам и читателям конкурса!

Я очень признательна Вам за поддержку, за вдохновение, за доверие, за откровенность и за то радостное время, что мы провели вместе на конкурсе!

Смею выразить надежду, что Вы согласитесь участвовать и в следующих конкурсах!

Спасибо всем за участие и внимание!

Так как конкурс был анонимным, то при объявлении результатов, каждый автор может сообщить, что крео его. Но, зная ранимость авторов, инкогнито не обязательно к раскрытию. Кто захочет, тот себя и выявит.

Итоги подведены по количеству +1 голосов.

свернуть

№ 6 Мир тесен. конкурс "Однажды..."

          Майкл Свинсон спешил на встречу своему счастью. Ему чертовски хотелось перепрыгивать через три ступеньки , но придуманный элитой общества этикет , не позволял ему это делать. Майкл был безукоризнен во всем и никогда не позволял себе расслабиться. Жизнь у него была насыщенной и держала его еще

          Майкл Свинсон спешил на встречу своему счастью. Ему чертовски хотелось перепрыгивать через три ступеньки , но придуманный элитой общества этикет , не позволял ему это делать. Майкл был безукоризнен во всем и никогда не позволял себе расслабиться. Жизнь у него была насыщенной и держала его в тонусе . Свинсон был  красив, богат  и умен, этим самым он привлекал к себе внимание и особенно прекрасной половины человечества . Удача сопутствовала ему во всем.  Сегодня Майклу Свинсону было ни до кого, он спешил на встречу своему счастью.Именно эта встреча и должна была изменить его статус Жениха на статус самого счастливого в мире Семьянина.Он решительно вошел в зал богатейшего ресторана. Сегодня в этом  зале был накрыт один единственный стол и звучала  живая музыка. Одним взглядом Майкл осмотрел сервировку стола. И непередаваемый ужас  накрыл его больной горячей волной, на шикарно накрытом столе вместо  голландских тюльпанов в хрустальной вазе ,  в бутылке из из-под  «Балтики» были увядшие ромашки. Майкл почувствовал резкую раздирающую боль в затылке, Его сердце сделало кульбит , который делают акробаты в цирке, спрыгивая с перекладины. Сердце ухнуло куда-то вниз  и забилось горячими толчками…..

.             Миха Свинин  с трудом приходил в себя.Причиной резкой боли в затылке  был удар о железную спинку кровати , которая досталась ему в наследство от его прабабки. Мишка разлепил глаза и увидел на тумбочке засохший букетик ромашек в бутылке из-под «Балтики» Букетик был сорван  еще неделю назад для соседки Мотьки . Но мамба засосала и букетик засох.  Коварная мамба  капитально овладела Михой и ему было не до Мотьки. Он в сотый раз подумал, что надо завязывать с мамбодурью, вырубил комп, зевнул во весь беззубый рот и  захрапел….

.                В это самое время Мотька , она же Мотильда ,  потягиваясь и моргая слезившимися глазами, бросая прощальный взгляд на безукоризненно одетого , белозубого Майкла Свинсона , нажала на кнопку отключения , завтра она все-таки решится написать ему письмо. 

свернуть

№ 3 КУРЬЁЗ БОЛЬНИЧНЫЙ. конкурс "Однажды..."

( из серии баек за кружкой пива).

        На заводе организовали мини поликлинику. Ну как организовали? Выделили квадратов 200-300 в новом литейном корпусе, где я раньше работал, да назвали в противовес здравпункту, чтобы народ не путался. А так-то разницы никакой.

  еще

( из серии баек за кружкой пива).

        На заводе организовали мини поликлинику. Ну как организовали? Выделили квадратов 200-300 в новом литейном корпусе, где я раньше работал, да назвали в противовес здравпункту, чтобы народ не путался. А так-то разницы никакой.

         И вот приходит мне, как дважды пострадавшему от ковида направление на обследование. А удобно! В рабочее время отпускают, в очередях не жарься да плюс новый кондишен — лепота! Ну явился я, минут десять с терапевтом за жизнь тараканил, потом послали меня снимать кардиограмму.

          Кабинетик кардиолога малюсенький — где-то 3 на 4 метра. Узенькая девичья кушетка вдоль стены да маленький столик с ноут-кардиографом. Остальное пространство какими-то тренажёрами уставлено. Врач — девчушка чуть старше моей внучки.

- Ложитесь на кушетку!

Я лёг ровно настолько, насколько уместился.

- Ложитесь полностью!

- Так ведь я…. крупненький!

- Ничего — крупнее вас лежали.

         Кое-как я часть тела облокотил на стену, левую руку согнул в локте, но и в этом случае целиком не поместился, а правая рука у меня оказалась торчащей параллельно полу, как сухая ветка у дерева.

         Врач водрузила мне на щиколотки-контакты, затем продвинулась вперёд, чтобы надеть контакты-наручники....

********************************************

       Я почувствовал на правой руке какие-то тряпки и попытался их стряхнуть. Ладонь коснулась чего-то мягкого, почти забытого, но когда-то до боли знакомого. Инстинктивно я одёрнул руку, и тыльная сторона моей ладони упёрлась в то же самое, но с другой стороны. Это были голые ляжки служительницы Гиппократа, а моя рука приходилась в аккурат между полами её халатика! Я ожидал чего угодно: визга, крика, даже удара по морде, но врач была на удивление спокойна! Напротив — она как ни в чём не бывало продолжала устанавливать датчики-присоски на моей груди, нагибаясь всё ниже и ниже. Наконец она низко склонилась над ноутом-кардиографом так, что боковой поверхностью руки я мог ощущать не только все подробности её нижнего белья, но и кое-какие особенности в анатомии её интимных органов.

       Тут как из засады налетела аритмия.

       Сердце молотило, как во время перестрелки, в голове бухало молотом, которым заколачивают сваи, дыхание перехватило как удавкой. Включился звук в ноутбуке, и перестрелка перешла в кабинет. Скорее там начинался уж полный Сталинград.

- Вы слышите свой пульс?

- Слышу.

- У вас всегда такой?

- Давно такого не было.

Ещё бы!

        Несколько лет назад именно из-за него мне пришлось уйти из Большего секса и выступать только на любительском уровне. А дважды перенесённый ковид с интервалом в год заставил меня и вовсе «повесить коньки на гвоздь».

- А что же сегодня ваш пульс так расшалился?

- Слезь с руки, дура! - хотелось бы крикнуть мне,

- а то кардиограмма и вовсе распрямится! Но вместо этого я сказал:

- Так ить цтаренький я! Давненько уж молодых докториц под халатом не пальпировал!

          Наконец-то она обратила внимание на свою промежность! Как ни в чём не бывало она сошла с руки и мельком заметила: « А вы — проказник!» И это она — мне?! Охальница!

            Под палящими лучами солнца я поплёлся через весь завод к своему корпусу. Но футболка на мне была мокрая не от жары….

свернуть

№ 10 Ах, эта свадьба... конкурс "Однажды"

       В те приснопамятные времена моей деятельности в ДК работница столовой судоремонтных мастерских соседнего посёлка женила своего сына. В качестве музыкального оформления, кроме баяниста-ведущего, был приглашён и ВИА нашего ДК.  В назначенное время подъехал пищевой фургон, мы с водителем погрузили аппаратуру, доставили на место, а за еще

       В те приснопамятные времена моей деятельности в ДК работница столовой судоремонтных мастерских соседнего посёлка женила своего сына. В качестве музыкального оформления, кроме баяниста-ведущего, был приглашён и ВИА нашего ДК.  В назначенное время подъехал пищевой фургон, мы с водителем погрузили аппаратуру, доставили на место, а за дополнительную жидкую валюту водила даже помог мне разгрузиться. Столовая того времени была с огромными до потолка двойными витринными окнами, массивными стеклянными дверями с маленьким предбанничком у входа для сохранения тепла в зимний период. На моё счастье была середина лета, и двери столовой были распахнуты настежь.  На пороге нас встретила сама хозяйка. Это была невысокая молодящаяся дама средних лет. Достаточно подвижная для своего немалого веса, крашеная под блондинку, с озорными кудряшками на голове. Её муж был в противовес ей: ниже на голову, маленький, тщедушный, плюгавенький мужичок в огромном красном галстуке, заполнявшем всё пространство между лацканами коричневого пиджака.

        Пока я расставлял колонки, подключал усилители, слушал звук, она уточкой плавала между столов, сноровисто расставляя яства и закуски. Муж, как ему и положено, дегустировал водку, самогон и пр. напитки. Мне он тоже предлагал принять участие, но я, сославшись на жару и отсутствие навыка, отказался.  Подъехавшим музыкантам я строго-настрого запретил оказывать ему содействие.

        Но вот, наконец, и молодые! Всё пошло, как положено: хлеб-соль, иконы, битые фужеры на счастье… Дальше пошло застолье. Спичи-тосты, подарки, похвала родителям и т. д. Я управлял музыкой из кухни, слушая и наблюдая через окно для раздачи пищи. Был солнечный летний вечер – жара неимоверная! Спину мне припекали ещё неостывшие части кухонной плиты. Меня тревожил баянист. Прибывший вместе с музыкантами, он с радостью согласился помогать папаше-алкоголику в дегустации, и теперь не обращал на торжество никакого внимания, набивая рот холодцом и салатами. Музыканты заметно уставали, да ещё жара! Она повышала градус, и гости тоже заметно косели. Неискушённый в искусстве тамады, я интуитивно догадывался, что давно уже пора вступать баяну, а тот, как воды в рот набрал. Вот халявщик! Ко мне несколько раз наведывалась хозяйка род предлогом «не надо ли чего». Мне надо было лишь одного – как можно быстрее оказаться на улице в тени! Наконец я не выдержал: « Кампазитор, а ты умеешь давить на клавиши?» - по микрофону голосом Попандопуло обратился я к баянисту. Тот вздрогнул, сноровисто накинул ремни баяна на плечи. Ну, вот и перерыв!

          Мы с музыкантами вышли на перекур. Но они, зная, что для них накрыт отдельный столик в подсобке, в две-три затяжки выкурили сигареты и устремились перекусить. Я крикнул им вслед, чтобы не увлекались спиртным – нам ещё играть и играть. Не спеша, докурив, я повернулся к дверям. Нужно идти включать магнитофон. «Композитор» уже выдохся, да и гости вот-вот выйдут освежиться.

        Во вторых дверях, раскинув руки и упёршись в косяки, стояла хозяйка. Она заметно раскраснелась. «Ну и жара! Да?» - спросил я, чтобы хоть что-то сказать,  не зная, как протиснуться вовнутрь. Она молчала, глядя на меня исподлобья. Ничего не подозревая, я подошёл вплотную и попытался протиснуться под её рукой. Не говоря ни слова, хозяйка схватила меня и втолкнула в узкий предбанник между дверями! Я ошарашено отступил. В этом была моя ошибка! Зажатый со всех сторон, я оказался беззащитен от натиска. Кудряшка молча наступала, её мутные глазки смотрели в упор, на лице блуждала пьяная ухмылка. «Вы что это? Зачем?» - я ещё не мог поверить в происходящее. Она молча схватила меня в охапку и припала мокрыми толстыми губами! Меня охватил неподдельный ужас!!! Ноги враз подкосились, тело мгновенно покрылось испариной!  Нас было видно и с улицы и из зала, где сидели гости! « Да Вы что!... Да я Вам в сыновья…!» - орал я от безысходности. Хозяйка только тяжело сопела, дыша мне в лицо перегаром. Она прижала меня к стене, и её потные руки шарили у меня под рубашкой, продвигаясь всё ниже и ниже! Губы продолжали слюнявить лицо. В отчаянии я попытался вырваться, но бесполезно – мои потуги ещё больше распалили насильницу. Вжикнула молния на джинсах. «Конец! - подумал я – а где же пистолет?» - почему-то пришла в голову фраза из анекдота. Но положение моё было далеко не весёлое. Силы мои таяли, я уже не чаял освободиться.

        Помощь пришла неожиданно. В самый критический момент, когда я уже готов был сдаться на милость победителя, страшный удар впечатал меня в стену!  Я больно ударился затылком и чуть не потерял сознание. Когда я открыл глаза, то увидел мою мучительницу, как-то странно отступавшую задом, изогнувшись назад и запрокинув голову. Когда она поравнялась с дверями, я увидел сзади неё мужа-алкоголика. Это он сзади врезал ей, а она впечаталась в меня! Он, повернувшись к ней спиной, через плечо, спокойно тащил её за волосы. Я быстренько застегнул джинсы и рубашку, и мимо окаменевших гостей, растрёпанный и в помаде, проследовал на кухню.

         Пробравшись в свою импровизированную операторскую, я первым делом запер дверь на шпингалет, потом включил магнитофон и кинулся к раковине для мойки посуды – смывать помаду. Глянув в зеркало и увидев мою новую рубашку, с двумя оторванными пуговицами, всю в помаде, я не выдержал. Сначала две скупые мужские слезинки скатились по лицу. Потом меня прорвало! Боль, стыд, унижение – всё это выплёскивалось в моём беззвучном рыдании! Взяв себя в руки, но, всё ещё трясясь, я рывком сдёрнул «бескозырку» с бутылки водки, и, проливая, клацая по стеклу зубами, глотал и глотал тёплую, вонючую жидкость, как воду. Отпив половину, я окончательно успокоился и продолжил вести свадьбу, одновременно разбирая ситуацию.  А что, собственно случилось? Я не мальчик, да и целомудрие моё не пострадало. Ну, напилась тётка – делов-то! Но из кухни решил не выходить! Двадцатилетний пацан! Что я понимал в жизни? Имея за плечами не совсем плохой армейский опыт, и владеющий приёмами защиты, я сам себя её лишил, выпив полбутылки тёплой водки на голодный желудок! А враг не дремал!

         Свадьба подходила к концу. Гости наклюкались, и кое-кто уже расходился по домам. Меня тоже накрыло, и я ослабил бдительность. Дверь заперта, на кухне жара – и я снял рубашку. По-видимому, это-то и заметила в амбразуру раздачи похотливая хозяйка! Где-то через чёрный ход она пробралась на кухню и незаметно подошла сзади! Ничего не подозревая, я крутил ручки операторского пульта, как меня за шею обхватило потное резиновое бревно! Это была рука хозяйки. На этот раз я не растерялся. Мутным от удушья и от водки сознанием я без паники вспоминал приём ухода от захвата сзади. Пяткой выбив из-под себя стул, я пружиной распрямился. Вторая рука хозяйки, как и положено, взяла меня в замок. Изо всех сил я набрал полные легкие воздуха, а потом резко выдохнул, одновременно падая вниз. Как и следовало ожидать, в объятиях у неё оказалась пустота. Я, не озабочиваясь принять вертикальное положение, пулей полетел из кухни, на ходу срывая дверной шпингалет! Во второй раз за вечер музыка оборвалась на середине. Изумлённые гости молча взирали, как оператор без рубашки и на карачках аллюром шимпанзе нёсся из кухни на улицу! Ночевал я в какой-то кладовке рядом с бочками квашеной капусты.

        Рано утром я покинул своё убежище и стал собирать аппаратуру к перевозке.От меня воняло квашеной капустой и почему-то ванилью. Противно ныл зашибленный накануне затылок. Я сматывал провода, когда сзади мне положили руку на плечо. Обернувшись, я увидел хозяйку! От неожиданности я вздрогнул. «На, возьми – я постирала и зашила.» - она протянула мне рубашку. С раскрасневшимся носом, она смотрела на меня красными, как у кролика глазами  взглядом побитой собаки. Даже через толстый слой крема были заметны два огромных фиолетовых бланша – по одному под каждым глазом. «Муж поучил!» - догадался я. На миг её стало жалко. «Учитель-алкоголик» горделиво прохаживался рядом. Когда я надел рубашку, он налил по стакану ледяной водки. Выпили-закусили. «Так-то не надо было!» - я кивнул в сторону притихшей хозяйки. «А, не бери в голову!» - беспечно ответил папаша.

       С тех пор я и не беру!

свернуть

№ 5 Встреча. конкурс "Однажды..."

             "Черт. Как же болит голова. И ухо горит..." Я с трудом открыл глаза и уперся взглядом в облезлый засаленный потолок. "Где я?" Мысли в голове путались, я не мог вспомнить кто я и что вообще происходит. Ребра слева невыносимо болели, в голове стоял звон, еще

             "Черт. Как же болит голова. И ухо горит..." Я с трудом открыл глаза и уперся взглядом в облезлый засаленный потолок. "Где я?" Мысли в голове путались, я не мог вспомнить кто я и что вообще происходит. Ребра слева невыносимо болели, в голове стоял звон, а общее состояние было как у цыпленка табака. "Наверное грузовиком переехало, не иначе." Не помню. Ничего не помню... Я поднял руку и поднес её к глазам. "Какая-то тонкая... Не моё. Какого хрена ..." В голову как будто ударило молотом. Я резко сбросил одеяло на пол и уставился на себя. Мыслей не было. Я тупо смотрел на в общем-то неплохо сложенное женское тело в одних застиранных плавках. Я не мог вспомнить, кто я, но это точно не моё! Такое просто невозможно. Осмотрел сам себя. Сразу определил основной источник боли - слева под грудью виднелся огромный синяк, не менее живописный кровоподтек украшал бедро, мелкие синяки практически по всему телу, а на запястье левой руки виднелся старый уродливый шрам от пореза... "Плюс ко всему еще и суицидница, охренеть."

             Комната явно не была больничной палатой. Скорее всего спальня. Бардак и захламленность производили удручающее впечатление. "Бомжатник какой-то." Я встал, подошел к стоящему рядом с кроватью трюмо и уставился на себя в заклеенное по диагонали синей изолентой зеркало. Волосы в полном беспорядке. Лицо... Где-то я его уже видел, но не мог понять где. Было в нем что-то неуловимо родное и до боли знакомое, что-то из прошлого, которое было теперь недоступно. "Ладно, разберемся, кто есть ху..." Я накинул халат, висевший на спинке кровати и направился к двери. Дверь распахнулась и в комнату ввалился огромный жирный боров. На нем была прожжёная в нескольких местах грязная майка с огромной дырой на пузе и не менее позорные семейники. Я готов был поспорить, что сзади на них есть прореха, достойная промышленного кондиционера. Боров уставился на меня своими поросячьими глазками.

              - Ну что, сучка, прочухалась? Иди пожрать сообрази, завтрак уже. Мы есть хотим.

               Мне это не нравилось. Совсем не нравилось...

              - Сам готовь, козлина жирная!

              - Чего??? Я что, тебя мало учил, стервозина?

               Боров занес свою ручищу, явно собираясь продолжить обучение. "Ага, вот и грузовик." Хоть что-то стало понятным. Внутри у меня что-то сжалось в комочек, стремясь убежать, исчезнуть, но это явно было не мое, что-то чужое, подсознательное. Я нырнул ему под руку и изо всех сил ткнул правой коленкой туда, где теоретически должен быть пах. Надежда была слабая, но чудо случилось. Боров охнул, схватился за причинное место и осел. Я схватил маникюрные ножнички с трюмо и приставил к его горлу, но через секунду передумал и направил их прямо в глаз. Боров ошалело смотрел на ножнички, не в силах сказать хоть что-то и боясь пошевелиться.

              - Дернешься, сволочь, лишу зрения. Ты меня понял?

              - Угу... - Вырвался хриплый звук.

               Я убрал ножнички, положив их в карман на всякий случай и направился на выход.

              - Что ты делаешь, Катюш? Я ж тебя из дерьма вытащил, приютил со всем выводком, а ты вот так со мной. Где благодарность?

               "Так. Значит Катюша. Гвардейский миномет, да еще и с "выводком", а это благодетель типа. Шикарно..." Я оставил вопрос без ответа и сделал еще шаг к выходу, когда заметил движение. "Благодетель" оклемался и снова кинулся на меня, пытаясь схватить сзади. Разворот, перенос тяжести на левую ногу, удар снизу открытой ладонью в нос. Жирдяй замер на секунду, и схватился ладонями за лицо, пытаясь остановить хлынувшую из обеих ноздрей кровь.

              - Будь я мужиком, ты бы уже сдох, Чикатило недоделанный! Короче, ты даешь мне спокойно уйти и я тебя больше не трогаю, или случайно загнёшься ночью по естественным причинам, подавившись подушкой. Ферштейн?

              - Хрен с тобой, вали. Обратно не пущу, не надейся!

              - Вот и договорились..

               Что-то внутри меня ликовало. Тут в комнату ворвалась девчушка лет 15.

               - Мам, мам. а Васька...

               Она замерла на полуслове, открыв рот и уставилась на борова, под обоими глазами которого уже наливались приличные фингалы.

              - Ну ни фига себе! Ма, можно я ему тоже врежу - этот гад меня вчера лапал!

              - Спокойно, доча. Мы сваливаем. Вам 15 минут на сборы, время пошло.

              - Так ты еще и педофил, ублюдок. - Шикнул я в сторону жирдяя. - Легко отделался, значит.

              Толстяк таки соблюдал договор. Молча наблюдал, как я собираюсь, не вмешиваясь и не говоря ни слова. Я обратил внимание на свои, судя по всему, документы. "Надо же, экономист с красным дипломом и в таком дерьме... Вот уж точно непруха." Нормальных вещей набралось немного - все, вместе с детскими, уместилось в две спортивные сумки. Васька оказался не котом, а очень даже шустрым пацаном лет 10, он схватил сумку поменьше и первым рванул на улицу.

Вскоре все семейство было уже во дворе. "Похоже, это все. Осталось придумать, что делать дальше."

              - И куда теперь? - Как будто услышав мысли подала голос дочь.

              - Ну не знаю... Сначала в кафешку, надо перекусить, потом прогуляемся в парк какой-нибудь, подумаем...

              - Александровский? Там клево...

              - Хорошо, значит туда.

***

              - Сергей Палыч, Сергей Палыч!

               Я открыл глаза. На до мной стояла секретарша Светка с заплаканными глазами и графином воды в руках, рядом суетились люди в белых халатах, судя по всему врачи.

              - Ой, как хорошо, что Вы очнулись! Я так переживала, так переживала!

              - Вижу, прости, что напугал. Сколько меня не было?

              - Минут 40 - 50. Доктор говорит, глубокий обморок... Вы себя как чувствуете?

              - Прекрасно.

               "Черт, привидится же такое..." Тут в сознании всплыло лицо из зеркала во всех подробностях. "Да не может такого быть, неужели..."

              - Свет, быстро машину к выходу, едешь со мной. Немедленно.

              - Но...

              - Я сказал немедленно, что не ясного?

               Светка бросилась выполнять поручение, я встал, поблагодарил врачей и устремился к выходу, невольно ускоряя шаг.

               К Александровскому парку подъехали быстро, надо отдать должное водителю. Я еще издалека увидел троицу, идущую к главному входу и сразу устремился наперерез, едва машина остановилась.

               Валя замерла, обернулась и бросилась ко мне навстречу, уронив сумки.

              - Сереж, где ты был, Сереженька, я тебя столько лет искала!

              - Я девичью фамилию матери взял... Знаешь ведь, как я ненавидел эту сволочь. И я тебя искал, Валя.

              - А мне опекуны полностью все сменили, хотели дочку покойную заменить... Катя я теперь. Я всегда о тебе думала и знала что мы ОДНАЖДЫ встретимся! А ты неплохо поднялся...

              - На зоне с правильными людьми познакомился, они все во власти сейчас.. Да, нам есть о чем поговорить.

              - Сергей Палыч! - Подала голос оказавшаяся рядом Светка, - у нас встреча с арабами через 40 минут...

              - Спасибо, подождут если что... Знакомься, Свет, моя родная сестра Валя. Больше 25 лет не виделись. И мои замечательные племянники. На сегодня ты и машина в их полном распоряжении. Помыть, одеть, накормить и далее по списку. Устроишь их у меня дома. На вечер, часиков на 7, организуй столик на четверых в лучшем ресторане. Постараюсь быть пораньше сегодня.

              - А как же Вы?

              - Не переживай, на такси доберусь, не гордый. Прости, Валь, дела. Вечером поболтаем! И да, когда думаешь обо мне, не стукайся головой, очень тебя прошу!...

свернуть

№ 4 Я помогу тебе! конкурс "Однажды..."

          Этот день как-то с самого утра не задался. Сгорел, закипая, чайник и обесточил весь подъезд. Из-за отсутствия света я не смогла нормально высушить и уложить прическу. Срочный пересмотр гардероба под получившуюся внешность застопорился о туфли, которые именно в эту секунду обнаружили ободранный каблук. Пришлось быть еще

          Этот день как-то с самого утра не задался. Сгорел, закипая, чайник и обесточил весь подъезд. Из-за отсутствия света я не смогла нормально высушить и уложить прическу. Срочный пересмотр гардероба под получившуюся внешность застопорился о туфли, которые именно в эту секунду обнаружили ободранный каблук. Пришлось быть смешной, но практичной, придумывая образ на ходу. Выскакивая из квартиры, ещё успела подумать: оставила ли я коту еды. Но, эта маленькая мысль была тут же сметена потоком новых и более важных в эту секунду.

          На этом приключения не кончились. Умерщвленный моим чайником лифт застрял между этажей и бурно ругался матом на три разных голоса. Принимая суровую действительность, я слетала с пролета на пролет, судорожно соображая, сколько по времени займет у меня спуск с 15 этажа.

          От всех этих нагромождений событий, стресса и быстрого бега у меня видимо случилось небольшое помутнение рассудка. Иначе ни как не могу объяснить то, что глядя на пылающий зловещим красным сигналом светофор, я, не колеблясь, шагнула на проезжую часть...

           Вскрикнула женщина... Завизжали шины затормозившего автобуса... Резкая огненная боль, погрузившая меня в темноту безвременья и невесомости... Уходящие в никуда голоса людей, их прикосновения, растворялись и исчезали, как и боль моего тела...

          -Просыпайся!- Кто-то звал меня негромко и ласково. - Пора-пора!

           Пробуждение было очень трудным. Как если бы я не спала два дня подряд, а потом, наконец провалившись в тяжелый и глубокий сон, должна была проснуться от этого голоса. Мозг категорически отказывался выныривать из объятий Морфея, тело меня не слушалось, а глаза не хотели открываться. И я опять погружалась в вязкий, как в манная каша, сон.

           - Нет, нет, не засыпай! - Послышался всё тот же голос

           Я пересилила себя и открыла глаза. Ничего... Тогда со всей силы зажмурилась, до болезненных судорог в глазах, а потом распахнула веки, для верности в тот же миг приподняв брови. Ничего... От отчаяния, я уже было открыла рот, и стала набирать в грудь воздуха, чтоб закричать, но ласковый голос меня остановил:

           -Успокойся! Я помогу тебе!

          «Какой знакомый голос.» - подумала я. - «Я точно знаю этот ласковый голос. Но, откуда?!»

          «Где я? Что со мной? Кто Вы?» - Вопросы сыпались из меня, как из рога изобилия. Но, я не произносила их! Они проносились в моем мозгу, который с великими перегрузками пытался додумать окружающий меня мир, имея в своем запасе виденное раньше, но совершенно лишенное зрения сейчас. Белая пелена перед глазами не спадала, и ему не на что было опереться в своих домыслах.

          -Ты здесь! С тобой уже ни чего плохого не случится! И я помогу тебе! - услышала ответы на свои вопросы.

          «Кто Вы?» - повторно задалась вопросом.

          - Я помогу тебе! - был ответ на него.

          Это не внесло ясности в тот хаос, что царил в моей голове.

          «Я помню удар! И боль! Сильную боль!» - думала я.- «Удар пришелся не только на тело, но и лицо! Ох, лицо должно быть сильно пострадало!»

          Я вскинула руки, чтоб потрогать место удара и совсем их не почувствовала. Инстинктивно опустив голову как бы навстречу ладоням, я не почувствовала знакомого напряжения мышц в затылочной части, которые удерживают голову в наклоненном положении. Меня всё больше охватывали ужас и паника. Я попыталась встать. И мне показалось, что это-то получилось. Но, прислушавшись к своим ощущениям, не обнаружила среди них отзыв стоп и пяток, принявших на себя вес тела.

            -Его нет. - Услышала я голос.

            «ГДЕ ЖЕ ОНО!»-проорала я у себя в мыслях.

            -Успокойся! Я помогу тебе !

            «Откуда я знаю этот голос!? Это женский знакомый голос! Так похожий на мой! Но не мой. А какой-то забытый. Как из раннего детства. Услышанного так же во сне. Если это сон! Что случилось! Что здесь вообще происходит! Черт возьми, объяснит мне кто-нибудь, что здесь происходит! Где я! Что с моим телом! И чей это, черт возьми, голос!» - в исступлении я могла орать, сколько мне заблагорассудится, всё равно это был лишь поток мыслей в моей голове.

              «Я мысль!» - вдруг осенило меня.

               - Да!- Ответил ласковый голос.

               «О, мамочки!» - я бы всхлипнула, но могла только думать

               -Да!- Обрадовался голос.

               «Мама... но...» - я лишилась мамы меньше года назад. Эта боль острыми лезвиями тоски и сиротливости резала мою душу на мелкие кусочки в минуты одиночества.

                В мыслях как-то сразу стало пусто и чисто, как в заметенной снегом пустоши. Так же тихо и светло, как в зимний день, когда свет неба сокрыт от нас снеговыми тучами, но все равно, белые снежинки не дают отчаянию проникать в душу.

                 «Мама... я скучаю по тебе... мамочка... как же мне тебя не хватает» - если бы у меня были глаза, то слезы лились нескончаемым потоком.

               -Я помогу тебе! - голос чуть дрогнул.

               «Ты поможешь мне? Чем? Что мы можем сделать?! Я даже обнять тебя не могу! МАМА! Я НЕ МОГУ ТЕБЯ ОБНЯТЬ!!!!» - мысли стали болезненно-выпуклыми, они рвали меня на части, казалось, ещё капля нервного напряжения и я смогу осязать их и эту боль.

                От осознания своей беспомощности, от накала всех событий, что-то вдруг лопнуло в моей голове. Не в голове, а в том бешеном и горестном потоке моих мыслей. Лопнуло и освободило меня. Я стала легкой. Вернее мысли мои стали легкими, свободными. Боль и тоска утихли. Они не ушли, не растворились, но потеряли свою бесчеловечную власть творящую скорбь. Я ещё чувствовала печаль, грусть, но это было так далеко и очень смутно. Незримые валуны прошлых ошибок становились легчайшими пушинками и разлетались в разные стороны, снимая с меня цепи осуждения совести. Тягостный груз самоанализа ссыпался как мелкий песочек. Чувство вины, эта некая тягучая субстанция, темная, липкая, густая, но не настолько густая, чтоб не проникать во все слои моего воображения и коридоры мыслей, становилась всё прозрачнее и чище. Отторгая всю свою тягостность, она превращалась в чистый звенящий родник, бьющий веселым и звонким потоком, как творчество, как вдохновение, как полет мысли над прочим миром. Я стала воздушной, невесомой, наполненной покоем, тихой радостью и совершенно самоуверенным счастьем.

                «Мамочка, спасибо! Я люблю тебя...» -только и успела подумать, как огненная вспышка разделила меня надвое. Одна часть была погружена в умиротворенную благодать, другая же чувствовала свинцовую неподъемную боль в бедре, в плече и левом виске. Подобно разорвавшейся бомбе в уши впилась какофония звуков города, вой сирены и голоса людей. Притяжение земли вдавливало меня в асфальт, и каждым сантиметром открытой кожи я чувствовала его горячую неровность. Ветер обдувал мои раны и засыхающая кровь стягивалась пленкой. При попытке повернуть голову почувствовала тошноту.

                - Она живая! Да помогите же!- услышала я женский возглас. Что-то в этом голосе мне было знакомо, но не могла уловить что именно.

                Я вернулась. Тело моё страдало, но душа была спокойна.

свернуть

Поиск не доступен потому что вы отключили «участие анкеты в поиске». Чтобы снять ограничение необходимо

  • Знакомства ГЛАВНАЯ
  • Регистрация новичкам
  • Вход бывавшим тут
  • Выход замести следы!
  • Добавить анкету
  • Красивые девушки
  • Красивые парни
  • Расширенный поиск
  • Мои сообщения
  • Настройки
  • Фильтр от альфонсов
  • Фильтр от старушек
  • Объявления
  • Дневники
  • Путешествия
  • Свидания
  • m.love4ert.ru версия для смартфонов и планшетов
    Попутчицы и попутчики найди для поездки/тура/круиза/похода девушку/парня/компанию девушек/компанию парней

    Купить VIP-статус снять все ограничения!

    Оплата услуги совершена

    Услуга будет оказана в ближайшие несколько минут.
    Понятно

    Произошла ошибка

    Перезагрузите страницу и повторите операцию через 5 минут
    Понятно